понедельник, 16 января 2012 г.

Сальвадор Дали. Дневник одного гения.


Представьте себе самую скандальную и абсурдную личность, которая только может родиться в человеческом обличье и умножьте это на два. Дневник, обожаемого мною художника, не сможет оставить равнодушным никого, даже тех, кто не знаком с его творчеством близко. Широта ума и таланта этого человека не перестанут восхищать меня никогда. Гений гениев!

Сальвадор Дали. Дневник одного гения (скачать)


Цитаты и выписки из книги:
Космос конечен

Переделать уголок мироздания по образу и подобию параноидального идеала.

Сублимация личной мании.

Идеи превратились , действительно, в динамит, разрушающий всё на своём пути, расшатывающий любую истину , любой принцип, если этот принцип опирается на основы разума, порядка, веры, добродетели, логики, гармонии, идеальной красоты - всего того, что стало в глазах радикальных новаторов искусства и жизни синонимом обмана и безжизненности.

Сюрреализм, действительно, есть не течение в искусстве, а именно тип мышления, система ментальности, способ взаимодействия с миром и стиль жизни.

sommeils - сны наяву

Изысканный труп будет пить молодое вино.

Манифест сюрреализма - Андре Бретон

Дали видит мир умирающим, распадающимся, теряющим смысл, а самое бессмысленное и мёртвое - это фасады разума и морали, это политические программы и семейный идеал, это эстетика и сам человек.

Ошибки, обмолвки и остроты - это своего рода неконтролируемые выбросы кипящей, бродящей материи подсознания.

Галарина

Маркс Эрнст (занимался изучением творчества душевнобольных)

Они были квиты - художники и их кумир.

"Тайная жизнь Сальвадора Дали"
"Победа над иррациональным" - книги.

Ангельски прекрасными фосфенными (фосфены - зрительные ощущения цветовых пятен, возникающие без светового воздействия на глаз, при различных раздражениях сетчатки или соответвствующих участков головного мозга), галлюцинациями, напоминавшими мне об утраченном в день появления на свет внутриутробном рае.

О Гитлере:
Каждый раз, когда я начинал рисовать кожаную портупею, которая шла от ремня и, словно бретелька,обнимала противоположное плечо, мягкая податливость проступавшей под военным кителем гитлеровской плоти приводила меня в настоящий экстаз, вызывая вкусовые ощущения чего-то молочного, питательного, вагнеровского и заставляя сердце бешено колотиться от редкого возбуждения, котороя я не испытываю даже в минуты любовной близости.

и тут все крысы сточных канав экзистенциализма, которые совокуплялись по погребам, пережидая оккупацию, накинулись, изрыгая ругательства и визжа от отвращения , на ещё дымящиеся объедки сюрреалистического пира, и они, как в помойках, застывали в их утробах. Все было отменно гнусно, но всего отвратительней был сам человек.

чтобы одержать в один прекрасный день триумфальную победу, мой ядерный мистицизм должен был слиться воедино с наивысшей, совершенной красотой. Я знал, что искусство абстракционистов - тех, кто ни во что не верит и, соответственно, "ничего" не изображает, могло бы послужить величественным пьедесталом для Сальвадора Дали, одиноко стоящего в наш мерзкий век материалистической декоративной мазни и любительского экзистенциализма.

я совершенно перестал пить и стал холить себя, доходя в этом порой до какой-то исступленной одержимости.

для меня же кукареканье есть всего лишь способ объектировать, вывести наружу сильное внутреннее напряжение.

Гюстав Моро мечтал, чтобы на кончике его кисти рождалось золото.

Однажды июньской ночью мальчик гулял со своей мамой. Шел дождь из падающих звезд. Мальчик подобрал одну звезду и на ладони принес её домой. Там он положил её к себе на ночной столик и прикрыл перевернутым стаканом, чтобы она не улетела. Но, проснувшись утром, он вскрикнул от ужаса: за ночь червяк съел его звезду.

в июле - ни женщин, ни улиток
(Дали и сам ещё не понял почему, но каждый год в это время он посылает Пикассо открытку с напоминанием об этой поговорке)

Моя неповторимая индивидуальность заставит их в один прекрасный день заинтересоваться и моими произведениями. А ведь это куда лучше, чем пытаться прощупать личность художника по его творчеству.

Чтобы я полюбовался пожаром, который окрасил море сперва в цвет аметиста, потом в ярко-красный.

Оба инженеры по профессии и идиоты по образу мыслей.

Не страшитесь совершенства! оно вам нисколько не грозит.

три тысячи слоновьих черепов

если вы посредственность, то не лезьте из кожи вон, силясь рисовать как можно хуже, - всё равно будет видно, что вы посредственность.

весь день дождь поливал мой слоновий череп и все прочие предметы.

нынче вечером впервые по меньшей мере за год гляжу на звездное небо. Оно кажется мне удивительно маленьким. я ли стал больше - или уменьшилась вселенная?

Вселенная, как и все материальное, в сущности, выглядит ужасно пошло и узко, если сравнивать её с широтой лба, созданного кистью Рафаэля.

Наконец-то мне доставили гипсовый слепок моих эмоций, и я решаю сфотографировать этот четырехъягодичный континуум.

всей этой породой законников и прочих чинуш я буду угодлив, как сверхзвуковой клоп.

эмбриональное состояние

курс дезинтоксикации

художник, ты не оратор! так что помолчи и займист-ка лучше делом.

Если вы отказываетесь изучать анатомию, искусство рисунка и перспективы, математические законы эстетики и колористику, то позвольте вам заметить, что это скорее признак лени,чем гениальности.

Увольте меня от ленивых шедевров

для начала научитесь рисовать и писать как старые мастера, а уж потом действуйте по своему усмотрению и вас всегда будут уважать.

зависть прочих художников всегда служила мне термометром успеха.

я посадил себе на колени Уродство и почти тотчас же почувствовал усталость.

септембренель

ядерная мистика

благодарю тебя, Господи, что ты послал мне эти желудочные недомогания. Их так не хватало для моего равновесия.

Гауди, Раймондо Луллио, Хуан де Эррер

космопись, космокисть, космописать.

квант действия

Праздники дают в первую очередь для тех, кого не приглашают

Гордость Бала Гордости.

только этого в жизни и не хватало: двойное ничто - несуществующий дубль, которое бы ничего не значило, не будь оно священным.

когда меня спрашивают, почему я в таких нарочито светлых тонах изобразил ад, отвечаю, что романтизм совершил низость, убедив весь свет , будто ад черен. все это вздор. Дантовский ад освещен солнцем и медом Средиземноморья , вот почему ужасы моих иллюстраций так аналитичны и суперстуденисты на вид, ведь у них ангельский коэффициент вязкости.

пищеварительная суперэстетика двух существ, взаимно пожирающих друг друга.

меня умоляют сказать последнее далианское слово о том, что должны носить женщиныю Ни секунды не мешкая отвечаю: Груди на спине!